Посмотрел вчера репортажи о том, как отмечали во Франции очередную годовщину взятия Бастилии восставшими парижанами.Сначала всё как положено : военный парад в присутствии самых-самых персон, войска проходят строем по Avenue des Champs-Élysées (была даже кавалерия), в воздухе боевые самолеты прочерчивают цвета национального флага - правда, вчера рядом с французами в особом строю (но бок о бок) шли американские военные, а на почетной трибуне рядом с французским Президентом стоял и американский.
А потом...потом всё переместилось в Ниццу, где отмечалась первая годовщина прошлогоднего террористического нападения.
Словом, невольно вспомнилось шварцевское "Сначала колебались - устраивать празднество или публичную казнь.А потом решили совместить".
P.S.На совместной пресс-конференции двух президентов было сказано и о нерушимых связях между Францией и США, и о благодарности французов за помощь во время Первой Мировой войны (в отличие от Второй, эту войну как-то вообще стараются забыть).Конечно, это не более, чем слова - но и их, подозреваю, невыносимо слышать тем французам, которые настроены антиамерикански вообще и против нынешнего Президента США в частности.Например, тем журналистам, которые совсем недавно с торжеством писали о "союзе Макрона и Шварценеггера против Трампа" (в связи с их совместным заявлением по Парижскому "климатическому" соглашению).Уже и тогда сей "союз" выглядел достаточно комично (русская пословица "куда конь с копытом, туда и рак с клешней"), а уж сейчас...
Вот это - не теряет актуальности и через 241 год
***************************************
"Мы исходим из той самоочевидной истины, что все люди созданы равными и наделены их Творцом определенными неотчуждаемыми правами, к числу которых относятся жизнь, свобода и стремление к счастью. Для обеспечения этих прав людьми учреждаются правительства, черпающие свои законные полномочия из согласия управляемых. В случае, если какая-либо форма правительства становится губительной для самих этих целей, народ имеет право изменить или упразднить ее и учредить новое правительство, основанное на таких принципах и формах организации власти, которые, как ему представляется, наилучшим образом обеспечат людям безопасность и счастье.
...................
Когда длинный ряд злоупотреблений и насилий, неизменно подчиненных одной и той же цели, свидетельствует о коварном замысле вынудить народ смириться с неограниченным деспотизмом, свержение такого правительства и создание новых гарантий безопасности на будущее становится правом и обязанностью народа".
В продолжение предыдущего - пара характерных деталей :
1)О высадке американского десанта в Чемульпо (именно так - название Инчхон в первые дни не звучало) 15 сентября 1950 я узнал в тот же день (еще помогла разница по времени в 8 часов между Дальним Востоком и Западной Украиной) из русскоязычной радиопередачи Голоса Америки.Естественно, сразу же поинтересовался, чтО об этом скажут наши" (Москва) - а там НИЧЕГО.Совсем ничего - ни в этот день, ни на следующий, ни далее.Американцы рапортуют о быстром продвижении к Сеулу и затем о вступлении в этот город, о начавшемся успешном контрнаступлении их войск на Юге Корейского полуострова (на соединение с десантным корпусом), о тысячах пленных северян ежедневно - а в советских радиопередачах и газетах - только об успешных (!) действиях северокорейской армии против с трудом (!) удерживаемого американцами крошечного плацдарма на крайнем Юге.Помню, я спросил Сергея Голубя (мой школьный знакомый, заядлый радиолюбитель, сам собравший радиоприемник, по которому мы у него дома как-то вместе слушали Голос Америки) - Может быть, американцы всё это (насчет своих успехов) выдумали? И услышал в ответ "Нет, они правду передают, это ясно".Не мешает при этом отметить, что этот Сережа был из семьи кадровых военных, а сам - не просто комсомолец, но и большой почитатель китайской революции - у него в комнате на стене висели вырезанные из журнала фотки Мао Цзэ-дуна, Чжоу Энь-лая, Чжу Дэ, Лю Шао-ци (эти имена тогда писались именно так).
2)Южных корейцев летом 1950 г в СССР именовали не иначе, как "лисынмановцы" (вроде "колчаковцев", "деникинцев", "врангелевцев").Однако в октябре 1950, когда американцы и южнокорейцы, перейдя 38 параллель, заняли Пхеньян, это "лисынмановцы" вдруг превратились в устах дикторов Радио Москва в "южнокорейские войска".А затем и в "наступающие американские и южнокорейские войска" - правда, только на пару дней, пока китайцы ("народные добровольцы") в более чем изрядном количестве не вмешались.
Сегодня - 67 лет со дня нападения коммунистической Северной Кореи на Южную (тоже далекую тогда от демократии, но все же не тоталитарно-людоедскую).Ну, о значении этого события для истории можно многое сказать, да и было уже немало сказано - но сейчас имеет смысл вспомнить некоторые не самые важные, но зато весьма выразительные подробности происходившего тогда.
Сначала о высокой (хотя и довольно скверной) политике -
Сразу же после начала вторжения по просьбе правительства Южной Кореи собрался на чрезвычайное заседание Совет Безопасности организации Объединенных Наций (во как я пишу! всё с прописной буквы) и принял резолюции о создании Вооруженных сил ООН для отражения северокорейской агрессии.А что же СССР? почему он не воспользовался своим правом вето? Очень просто - делегация СССР к тому моменту уже несколько месяцев бойкотировала заседания Совета, потому что место Китая (постоянное! с правом вето) там продолжала занимать делегация гоминдановского правительства, к тому времени уже перебравшегося на Формозу (название Тайвань по-русски тогда еще не было в ходу, да и позже сначала употреблялось в форме Тайван).Коммунистическое правительство в Пекине контролировало всю континентальную часть Китая, было признано и СССР, и Индией, и странами Западной Европы (первой поспешила Великкобритания), но не США - поэтому Мао со товарищи и оставались за порогом ООН.Против чего СССР бурно протестовал.
Рассказывают (неофициально), что товарищ Яков Малик (тогда главный советский представитель в ООН), узнав о предстоящем заседании, запросил Москву на предмет временного прекращения бойкота, но ответа своевременно не получил.Вот и блеснул СССР своим отсутствием, а поспешившие на помощь Южной Корее американские войска стали именоваться не иначе, как "войска ООН".Огневая мощь их от этого, конечно, не прибавилась, но флаг ООН все же оказался небесполезным - облегчив для некоторых правительств (Великобритания, Канада, Австралия) политическое решение о военной поддержке США.Кажется, сей флаг развевается на южной стороне демаркационной линии (та самая "38 параллель") до сих пор.
.....
Еще пара моментов - в следующем посте.
На днях видел в Рунете упоминание о сетованиях какого-то "политолога" (в основном в связи с результатами выборов в США и Европе) : "Что происходит? Мы перестали понимать происходящее!"
"Перестали" видите ли! Как будто эти ребята раньше хоть что-то понимали!
Достаточно вспомнить весну-лето 2011 г, когда сии "ученые" уверенно предсказывали расцвет демократии и прав человека в Египте и скорое (в течение недель, максимум - пары месяцев) падение режима в Сирии.Или, если не ограничиться последними годами, известный прогноз "конца истории".
Нынче в популистах ходят "правые" - в отличие от предшествующих этак двухсот с лишним лет (если считать от Франции 1789-17999 гг), а то и более (если от Нидерландов в XVI столетии и Англии в XVII).Тогда демагогами (слово "популист" еще не было в ходу) называли (в сущности, клеймили, потому что характеристика была с явно отрицательным оттенком) тех, кто апеллировал к малограмотной и полунищей толпе бездельников, тогда как их противники опирались на людей рассудительных, образованных и зажиточных.Соответственно, и приемы политической борьбы были специфические - в зависимости от тех, к кому обращались. А сейчас, когда гуманитарное образование широко доступно, масс-медиа стали чуть ли не учителями мудрости, а ненасытно требовательные попрошайки превратились в существенную электоральную силу - разница в приемах политической борьбы исчезла (см БЗ №10) - при сохранившейся разнице мировоззрений и программ."С волками жить - по-волчьи выть", если не хочешь с треском провалиться на выборах.
Так что "популисты" (они же сейчас "демагоги", что, вообще говоря, не вполне правильно) сейчас поневоле все.И "правые", и "левые".Только "populus" у каждого свой.
Только что закончившиеся выборы Президента Французской республики продемонстрировали некую особенность, которая ранее была свойственна, если не ошибаюсь, только Израилю, а сейчас, похоже, потихоньку начинает распространяться и на другие страны.У нас в Израиле политические термины "правый" и "левый" достаточно давно обозначают не отношение к социально-экономическим проблемам (грубо говоря - противостояние богатых и бедных, работодателей и наемных работников), а почти исключительно отношение к еврейско-арабскому конфликту.В Европе же до недавнего времени "правые" - это сторонники свободного предпринимательства и низкого налогообложения, а "левые" - сторонники сильного государственного регулирования в сфере отношений между собственниками и наемными работниками (ставки зарплаты, отпуска, страхование, порядок найма и увольнения), высокого подоходного налога, многочисленных социальных пособий.С внешней политикой всё это иногда коррелировало (отношение к колониализму), а иногда и нет.Потому что внешняя политика - она в не столь далеком прошлом была действительно внешней, внутри страны могла в мирное время и не ощущаться.А сейчас в Европе внешняя политика - это проблема иммиграции и проблема подчинения суверенного государства наднациональным институтам.В последние годы обе эти проблемы настолько обострились, что рядовые граждане стали ощущать их на собственной шкуре.Вот и стали в Европе, как в Израиле, "правых" и "левых" определять по их отношению к названным проблемам.А прежнее определение незаметно стало отходить на задний план.Потому что о демонтаже гигантски разросшейся системы перераспределения доходов (через высокие налоги и социальные выплаты) никто и не заикается (понятно почему - провал на выборах гарантирован), самые отчаянные решаются только на корректировку некоторых вопиющих излишеств - и "огребают по полной программе".А у "крайне правого" кандидата госпожи Ле Пен социальная программа вполне левая.Но она против безудержной иммиграции, исламизациии и непрерывной эрозии национального суверенитета - и поэтому она "ультраправая".
Интересно, удержится ли такое переопределение "правизны" и "левизны" в политике? И распространится ли оно и на другие европейские страны?
P.S.В Израиле о социально-экономических проблемах наши "левые", конечно, тоже говорят, но практически исключительно перед выборами.О! тогда они на эти "общественные проблемы" (по нашей терминологии) сильно напирают, а военный конфликт стараются обходить стороной.
На следующий день после выборов всё немедленно забывается.
Это не о погибшем поэте, а о московских политиках и пропагандистах ("пропагандонах", как их иногда не слишком вежливо называют), которые несколько месяцев назад выражали (кажется, вполне искренне, что не так уж часто с ними случается) свое глубокое удовлетворение в связи с результатами выборов Президента США - а сейчас, похоже, испытывают некоторое (не исключается, что достаточно сильное) разочарование.Конечно, ничего страшного не произошло, но и ожидавшихся политических коврижек как-то не видно.
В утешение этим парням можно напомнить, что такое (и именно в связи с выборами в США) уже пару раз было.Причем и политики, и пропагандисты тогда в Москве сидели неслабые.Так, в конце 1948 г весь советский Агитпроп торжествовал по поводу победы демократа Гарри Трумэна над кандидатом-республиканцем Томасом Дьюи.Последнего изображали как крайнего реакционера и ненавистника СССР, тогда как Трумэн представлялся по крайней мере явно меньшим злом - хотя его решительная позиция в связи с бывшей тогда в самом разгаре сухопутной блокадой Западного Берлина могла бы заставить призадуматься, но блокада ведь началась в разгар предвыборной кампании.Довольно скоро, однако, выяснилось, что упомянутая твердая позиция была не предвыборным маневром, а выражала суть внешней политики Трумэна.Был создан Северо-Атлантический пакт, Сталину пришлось прекратить блокаду Берлина, США возобновили прекращенную несколькими годами ранее разработку термоядерного оружия.А в июне 1950 г США пошли на прямые военные действия против северокорейского вторжения в Южную Корею.В общем, наступил крах лелеемых надежд."Облом" - как позже стали выражаться.
В 1964 г всё повторилось с точностью.Тогда в СССР радовались победе демократа Линдона Джонсона над республиканцем Барри Голдуотером.И тоже именно в связи с умеренной, как считали все без исключения (не только в СССР, но и на Западе, в том числе в США) внешнеполитической программой.Однако, подобно Трумэну, Джонсон уже через несколько месяцев после избрания санкционировал вооруженное вмешательство США во Вьетнаме.После чего в СССР его стали поливать грязью точно так же, как полутора десятком лет ранее поливали Трумэна.Разница, впрочем, была - Трумэна Москва попыталась физически ликвидировать (руками пуэрто-риканских националистов), тогда как в отношении Джонсона дело ограничилось намеками пропаганды на участие в убийстве Джона Кеннеди.
Интересно, чтО предпримут сейчас в отношении Дональда Трампа? Совсем ничего? ("сделают хорошую мину при плохой игре") - как с Рональдом Рейганом в 1981-1984 гг, или наоборот, как Барака Обаму после 2014 г, начнут "мочить" неофициально? - благо сейчас в России независимая пресса есть.
P.S.Лермонтова, конечно, неудобно к политике привлекать, но "На смерть поэта" ведь не самое лучшее (за исключением последних 16 строк) его произведение, так что Михаил Юрьевич, надеюсь, простит.
А обманутые надежды - вещь самая обычная, в том числе и в политике.
Германский министр иностранных дел Зигмар Габриэль, прибыв в Израиль, пожелал непременно встретиться с представителями общественных организаций "Шоврим штика" ("Нарушаем молчание") и "БэЦэлем" ("По образу и подобию" - библейское выражение "Всевышний создал человека по своему образу и подобию").Эти организации занимаются "расследованием нарушений прав человека на оккупированных Израилем арабских территориях" - так они утверждают.Фактически же они "расследуют" только нарушения прав арабов евреями.Ни нарушения прав евреев арабами, ни даже нарушения прав арабов со стороны других арабов этих милых людей совершенно не интересуют - не для того эти организации созданы*.На протест нашего премьер-министра, объяснившего, что сии организации распространяют гнусную антиизраильскую клевету, ему было заявлено, что неправительственные правозащитные организации - необходимый элемент демократического общества.Забыл только господин министр добавить, что таковым элементом он считает только антиеврейские организации.Иначе чем объяснить, что он полностью игнорировал также организации, как "Комитет пострадавших от террора" и "Комитет борьбы с террором на дорогах"?Они ведь тоже правозащитные и тоже работают в Иудее и Самарии ("Западный берег" по принятой врагами Израиля терминологии).Но оба эти комитета озабочены правами евреев, на которых нападают арабы!Стало быть, господина Габриэля (и не только его, но и его европейских коллег**) они не интересуют.
...............................
*"Созданы" - все эти и многие им подобные милые компании категорически отказываются раскрывать свои источники финансирования.К счастью, в финансовых отчетах Европейского Союза они фигурируют - с достаточно внушительными суммами (семи- и восьмизначными в евро каждый год, а в годы выборов к ним добавляются новые получатели).Кстати, и США (и Конгресс, и Белый дом) в последние годы тоже в этом деле поучаствовали - и тоже весьма щедро.
**Британский премьер госпожа Тереза Мэй поспешила выразить солидарность с министром иностранных дел Германии.
Имеется в виду выбор между честной бездарностью и жуликоватым талантом.
Сейчас, при виде происходящего во Франции, по контрасту невольно вспоминается Шарль Талейран-Перигор, великолепный князь Беневентский (правда этот титул носил временно - с 1804 по 1815).Вот уж кто был прожженным коррупционером, взяточником (насчет прямого казнокрадства - не уверен, но долги его Наполеон Бонапарт не раз уплачивал, то-есть, фактически они покрывались из государственных средств) и сверхудачливым биржевым спекулянтом - за счет (считающегося всегда незаконным) использования служебного положения.А заодно - политическим интриганом высшего класса и рекордсменом - наряду, естественно, с парочкой коллег того же революционного (в том числе и в нравственном смысле) разлива - по числу принесенных и нарушенных присяг.
А между тем за этим образцом нечестности числятся вполне несомненные заслуги в установлении во Франции демократического политического устройства в первый период Революции, когда французы еще не сошли с ума и не отдали страну в руки безумных фанатиков и авантюристов.Но наибольшую благодарность Франции и французов сей весьма неприятный субъект заслужил своей дипломатической деятельностью.Ход и результаты этой деятельности общеизвестны - как общеизвестно и то, что эта столь благотворная деятельность оказалась в высшей степени доходной для самого деятеля.Более чем поучительно!
Этот самый "ресурс" - современный эвфемизм для того, чтО правильнее было бы назвать - силовое вмешательство облеченных властными полномочиями лиц в избирательный (шире - вообще в политический) процесс в демократическом государстве.Весьма соблазнительная вещь для обладающих властью - но в Европе с некоторых пор считается неприличным.Однако когда "пахнет жареным" (в смысле - реально очень опасный конкурент на выборах), о приличиях как-то забывают.И вот мы видим, как в ходе нынешней президентской избирательной кампании во Франции "защитники демократии и европейских ценностей", не полагаясь уже на публикацию всяких компрометирующих сведений (сие общепринято и освящено традицией), прибегают к полицейским мерам - обыскам и арестам.Правда, пока не в отношении самого ужасного ультраправого кандидата, а только его ближайших помощников.
P.S.А против другого кандидата (уже не "экстремиста", но сильного конкурента) открывают формальное уголовное расследование.
Увидел в новостях сообщение, что госпожа Хиллари Клинтон сейчас занята написанием (сказано было, впрочем, не "пишет", а "работает над") книги.Если это будет не автобиография, а повествование о ее политической карьере, то подходящим заглавием, по моему скромному разумению, было бы "Совершившая невозможное".В смысле - сумела проиграть президентские выборы при самых благоприятных условиях.
Ну, а если все же о жизненном пути, то можно припомнить известный лет двадцать назад анекдот :
Билл (уже ставший президентом) и Хиллари (еще не сенатор) Клинтон у бензоколонки -
- Если бы ты вышла замуж не за меня, тогда еще безвестного студента, а вон за того рабочего, кем бы он стал?
- Думаю, что президентом США.
Слова в заголовке взяты в кавычки, потому что это в некотором смысле цитата (правда, автор мне не известен) - из не вполне приличного (или вполне неприличного - как посмотреть) анекдота про ежика и кактус.
А вспомнил я сие фольклорное творение, увидев по ТВ двух президентов из соседних стран - американского (США - во избежание недоразумений) Дональда Трампа и мексиканского Энрике Пенья Нето.Какой контраст! - не обременяющий себя церемониями несколько безвкусно одетый обыватель из непритязательной глубинки - и холеный джентльмен в элегантном костюме и с безукоризненными манерами."Сразу видно человека из раньшего времени", современника какого-нибудь месье Франсуа Гизо или сэра Роберта Пиля.Однако тут же вспомнилось, что сей изящный кабальеро возглавляет крупное государство с декоративной демократией, имитационным правосудием, полностью коррумпированным чиновничеством и огромной мафиозной бандой в качестве полиции - и невольно всплыл в памяти злосчастный ежик.
Нет, не Годо, а всего лишь 20 января в городе Вашингтоне.Вот уже два с лишним месяца ожидают - и сколько же за это время было наговорено!
Ну, со стороны американцев понятно, со стороны европейцев - тоже (идеология и фразеология у истеблишмента по обе стороны Атлантики примерно одинаковая).Но вот демократическая (пока еще сущетвует) часть русской общественности чего в ту же дуду дует? Все с неким ужасом говорят о грозящем "сердечном согласии" между новоизбраннм Президентом США и нынешним российским Вождем - и это при том. что пока ни одно распоряжение не отдано, ни один документ не подписан - и даже не было со стороны США ни одного настоящего официального заявления.В чем причина? в страхе перед перспективой американской уступчивости на фоне российской агрессивности? Да, сие объяснение фигурирует всюду в Рунете.Но ведь в 2009 г "перезагрузка" была объявлена в примерно такой же обстановке - а в России среди демократов всё огранилось легким ворчанием и "выражением озабоченности" (любимая формула политиков).А сейчас - почти истерика (временами кажется, что и без "почти").
Неужели дело в том, что восемь лет назад у многих сторонников демократии в России сохранялись некие надежды на успех их дела, а сейчас эти иллюзии уже полностью развеялись - и поэтому "чем хуже, тем лучше"?
Речь Госсекретаря США господина Керри, целиком посвященная теме "Какая же бяка этот Израиль!", у нас особого ажиотажа не вызвала.Большинство комментариев даже не содержат подробных возражений, а ограничивается констатацией - "Оторвано от реальности".Мне же, принадлежащему к числу тех, на кого Джон Керри с таким пылом обрушился, кое-что из сказанного им даже понравилось - конечно, достаточно своеобразно.Он ведь заявил "Эти незаконные израильские поселения создают необратимые изменения положения".Вот прямо так - НЕОБРАТИМЫЕ.
Что и говорить, приятно такое о себе и своих соседях слышать!
Конечно, я понимаю, что насчет "необратимости" сказано для усиления впечатления.По-настоящему необратима только смерть.Вот с этрусками или аварами - там и вправду необратимо.А с нами? так ведь недаром сказано было три тысячи лет назад "На лезвии ножа будешь жить".
Где сейчас все эти гордые завоеватели Страны Израиля? Кажется, одни ассирийцы остались.
Page generated Jul. 23rd, 2017 10:48 am
Powered by Dreamwidth Studios